Блог адвоката

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Конституционный Суд РФ напомнил о возможности обращать взыскание на единственное жилье.

Гражданина признали банкротом вследствии не возврата долга. Суды отказались обращать взыскание на  квартиру должника площадью более 110 кв. м , поскольку это единственное его жилье, и оно не в ипотеке. То, что гражданин купил квартиру после возбуждения исполнительного производства, а ее стоимость намного превышает сумму долга, на мнение судов не повлияло. Кредитор обратился в КС РФ.

 В 2012 году КС РФ пришел к выводу: исполнительский иммунитет должен распространяться на жилье, которое по своим параметрам является разумно достаточным для удовлетворения потребности в жилище.  КС РФ обязал законодателя установить пределы этого иммунитета и порядок обращения взыскания, например, на явно большие для должников и их семей квартиры. Тем не менее изменения в законодательство не внесли.

КС РФ отметил: на основании его позиции 2012 года в ряде случаев суды все же исследовали параметры жилья. Однако в судебной практике нет ясных ориентиров для выборочного применения исполнительского иммунитета. Это подтверждают и выводы ВС РФ. Например, осенью 2020 года он запретил кредиторам принудительно поменять квартиру должника на более скромную. В итоге КС РФ с учетом своих предыдущих выводов постановил, что нельзя отказывать в обращении взыскания на жилье только потому, что оно единственное. Оценка его рыночной стоимости в зависимости от обстоятельств дела может иметь решающее значение для решения вопроса: применять исполнительский иммунитет или нет. Кроме того, важно учитывать соотношение этой стоимости с суммой долга.

Отказ от иммунитета в отношении единственного жилья не должен:

- быть мерой наказания или средством устрашения;

- вынуждать гражданина сменить место жительства (поселения);

- оставить его без пригодного в этом же поселении жилища площадью не меньшей, чем по нормам предоставления помещения по договору соцнайма.

 КС РФ напомнил о том, что суды могут отказать в применении иммунитета, если гражданин купил жилье со злоупотреблениями. Так, суды вправе сопоставить, в частности, время присуждения долга и дату покупки недвижимости.

КС постановил о необходимости внесения изменений в  законодательство по данному вопросу.


Порядок реализации арестованного имущества с 01.07.2021 г.

 В Госдуму внесен проект о полном переходе на электронные торги при продаже имущества должников, заложенного по договору об ипотеке. Поправки содержат основные правила их проведения.

Реализовывать имущество будут через электронные площадки. Их операторы указаны в специальном перечне.

Таким же способом хотят продавать на публичных торгах арестованное имущество должников по Закону об исполнительном производстве.

Целью указанных  поправок является повышение  уровня прозрачности и конкурентности данной процедуры.

 Изменения вступят в силу с 1 июля.

Неосновательное обогащение вследствие ошибки или возврат долга ?

   Интересное выводы сделал Верховный суд РФ в  Определении N 69-КГ20-23-К7, 2-4721/2019 от  16.02.2021 г.                                                           

   Верховный суд  рассматривал дело по исковому заявлению ООО "Агентство Сибирь" к Сотовой В.М. о взыскании денежных средств, полученных в результате неосновательного обогащения, в размере 2 880 000 рублей.                                                                       

    Иск обоснован тем, что платежными поручениями от 22, 23, 26, 28 и 29 декабря 2016 г. общество перечислило на банковскую карту Сотовой В.М. денежные средства в общей сумме 2 880 000 рублей, указав в назначении платежа "возврат долга по договору займа от 1 ноября 2016 г. N 5", однако правовых оснований для перевода денежных средств не имелось, поскольку договор займа между сторонами не заключался.

    В судебном заседании сторонами оригинал договора займа предоставлен не был, а представленная копия договора не соответствовала статье 71 ГПК РФ, что соответственно лишало сторону ответчика ссылаться  на свидетельские показания.  Решением Ханты-Мансийского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 16 декабря 2019 г. в удовлетворении иска отказано. Однако суды апелляционной и кассационной инстанции решили иначе и удовлетворили иск общества о взыскании суммы неосновательного обогащения с Сотовой В.М. Ответчик не согласившись с решением апелляционного и кассационного судов обратилась в Верховный Суд РФ.

Верховный суд РФ с апелляцией и кассацией не согласился. ВС РФ пришел к выводу о том, что истец должен доказать факт обогащения ответчика. Последний обязан подтвердить, что получил спорную сумму законно.

Верховный суд отметил, что суды не учли следующего:

- Сотова В.М. представила платежные поручения с указанием на возврат долга по договору займа, указанные платежные поручения могут свидетельствовать о заключении договора займа между истцом и ответчикам, суды не дали должной оценки представленным платежным поручениям;

- общество знало реквизиты банковской карты гражданки. Эти сведения оно могло получить только после заключения договора;

- общество не заявляло в банк о том, что ошиблось с переводами.

В результате ВС РФ распорядился  отправить дело на новое рассмотрение.





Получение оборудование представителем Заказчика по транспортной накладной в рамках договора возмездного оказания услуг и дальнейшая его утрата, не является безусловным основанием для взыскания стоимости утраченного имущества с Заказчика.

Между истцом и ответчиком ( интересы которого я представлял в данном деле А75-2772/2020) заключен договор возмездного оказания услуг по погружению и бурению свай.

  Пунктом 6.2.3. Договора стороны согласовали, что ответчик (заказчик по договору, ответчик по делу), несет ответственность за сохранность техники исполнителя.  В ходе выполнения работ по договору, истец (исполнитель по договору) по транспортной накладной осуществил передачу оборудования ответчику (Бур БЛ-550), который в дальнейшем исчез.

  Истец, мотивируя тем, что в транспортной накладной имеется подпись представителя от-ветчика, т.е. подтверждается факт передачи  пропавшего оборудования  представителю от-ветчика (Бура БЛ-550), а также что вышеуказанный Договор возмездного оказания услуг  яв-ляется Договором смешанного типа, с элементами договора хранения ( в виду вышеуказан-ного п.6.2.3) обратился в Арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании с ответчика стоимости невозвращённого имущества.

Позиция ответчика изложенная мною в отзыве на исковое заявления состояла из четырех элементов:

1. Непризнание факта неправомерного завладения представителем ответчика указанного оборудования.

Утверждение о ненадлежащем учете и хранении материальных ценностей истцом.

2.Неверной квалификацией истцом заключенного договора возмездного оказания услуг, как договора смешанного типа (с элементами договора хранения).

Договор хранения (ст.887 ГК РФ), между юридическими лицами заключается в письменной форме, является реальной сделкой, вступает в силу с момента передачи вещи хранителю, оформлением акта приема-передачи хранимой вещи (квитанции, расписки, либо иного доку-мента).

Указанные документы между истцом и ответчиком не составлялись, и в материалах дела отсутствовали.

Более того, Бур БЛ-550 не является «техникой», а является ресурсным, расходным матери-алом и на него не может распространяться положения п.6.2.3. заключенного договора.

3. Неопределенность в стоимости оборудования.

Стоимость оборудования (Бура) истцом определена на основании договора дарения заклю-ченным между третьим юридическим лицом и физическим лицом, являющимся единствен-ным учредителем истца по делу. С данной методикой определения цены, при отсутствии оценки реальной рыночной стоимости оборудования, ответчик не согласился.

4. И один из важнейших элементов.

Мною, в лице ответчика указано в отзыве, что правовая природа поданного истцом искового заявления – возмещение убытков.

В соответствии с п.12 Постановления Пленума ВС от 23.06.2015 г. № 25 «О применении су-дами некоторых положений  раздела 1, части первой ГК РФ, по делам о возмещении убыт-ков, истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездей-ствий) которого возник ущерб, а также факты нарушения или причинения вреда, наличие убытков п.2. ст.15 ГК РФ).

Т.е. обязательным к доказыванию являются следующие элементы: виновные действия от-ветчика, причинно-следственная связь между виновными действиями ответчика и наступив-шими неблагоприятными последствиями для истца, факт(наличие ущерба) наступления не-благоприятных последствий.

Ни одного из указанных элементов для привлечения ответчика к мере гражданско-правовой ответственности как возмещение убытков, истцом не доказано ( а необходимо доказать наличие всех элементов).

 По результатам рассмотрения дела, Арбитражный  суд вынес благоприятное для моего До-верителя решение, положив в основу решения многие тезисы из представленного отзыва на исковое заявление, отказав истцу в удовлетворении исковых требований в полном объеме. Решение вступило в законную силу.

 Благодарю за внимание!



Отказ в ходатайстве следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Освобождение доверителя в зале суда.

                                 Приветствую вас уважаемые гости моего сайта!  

   Большая часть коллег, которая занимается уголовными делами сталкивается с судебной процедурой избрания меры пресечения (в том числе заключения под стражу) по ходатайству следователя в отношении доверителя.

    Указанная процедура зачастую носит формальный характер. Следователь «на скорую ру-ку» собирает «дряхленький» материал, зачастую содержащий серьезные процессуальные изъяны, имеющий неполноту, отсутствие доказательств доводов следствия  и  направляет в суд.

   Был неоднократным свидетелем, когда судья просто разносит следователя как  школьного «двоечника» за качество предоставленного материала. А один раз, лет так 10 назад, в ходе судебного заседания, стал свидетелем того, как судья метнул в следователя реликвию в ви-де УПК РФ,  настолько судья был вне себя, и видимо почувствовал определенное неуважение к суду.

   Итог – ходатайство следователя удовлетворено, обвиняемый уехал в СИЗО. А все ссылки  защитника в судебном процессе на известное 41 Постановление Пленума ВС РФ от 19.12.2013 г., остались не услышанными судом…

     При этом прошу не оценивать вышеизложенный мной текст как злорадство над действия-ми следователя или суда. Имея опыт следственной работы в прошлом, также оказывался в ситуации цейтнота, когда в сжатые сроки, после бессонного и напряженного суточного де-журства, по «особому распоряжению» руководства, вынужден был составлять подобные ма-териалы и отстаивать их в суде ( в том числе и «краснеть» за их качество), как говорится из того, что «было».

    Хотя скажем, обвиняемого можно было бы и под подписку отпустить. Но  реальная процес-суальная независимость следователя – еще та «легенда».  Однако, сила опытного адвоката в том, что он знает как работает «система»  изнутри, с разных позиций, и куда необходимо запустить свою адвокатскую «пятерню», чтобы расширить трещины в позиции следствия. (Эта мысль трактуетя и  в интересном  фильме "Линкольн для Адвоката").  

   Данное «свеженькое» дело интересно тем, что я представляю интересы «А», обвиняемого следствием в создании организованной группы,  деяния которой  направлены на соверше-ние хищений нефтяного оборудования (труб «НКТ»).  Дело по версии следствия - многоэпи-зодное.

    Доверитель «А» возвратом за 50,  ранее не судим, имеет высшее образование, стойкие социальные связи, семьянин,  довольно  неплохо материально обеспечен. Имеет в соб-ственности несколько объектов недвижимости. На все следственные действия мы являлись вовремя. Казалось бы все идет размеренно.

    В преддверии  международного женского дня, звонит следователь и уведомляет о необхо-димости явки на следственные действия с Доверителем, при этом зная, что я нахожусь в со-седнем городе, просит меня взять с собой еще один ордер. Это меня насторожило. Либо но-вый эпизод с возможными обысками, выемками, либо задержание по 91,92 УПК РФ.  

   Приезжаем с Доверителем к следователю и получаем уведомление о возбуждении нового уголовного дела, новое обвинение и уведомление о грядущем задержании на основании вышеизложенного обвинения, до разрешения судом ходатайства следователя об аресте. «Но мы можем и  не выходить с указанным ходатайством, если вы чистосердечно признаетесь в новом деянии, но в ИВС посидеть, подумать все равно придется» - пояснил следователь.  

   Мне было непросто убедить Доверителя, который в довольно солидном возрасте, не имею-щий криминального прошлого, отметить международный женский день не с семьей, а в ИВС, с более чем  вероятным дальнейшим переездом в СИЗО .

    Но решение было принято. Посидеть, подумать, не спешить. Пока следователь оформляет протокол задержания по 91 УПК РФ понимая, что в канун праздников материал на арест у следователя будет «сырой», осознавая, что после 50 лет у всех имеются те либо иные за-болевания, беру ручку и листок,  заявляю ходатайство следователю об истребовании из мед. учреждений города сведений о заболеваниях Доверителя (а они в этих мед. учреждениях имеются, но ведь выходные и медучреждения не работают), а также характеризующего материала с места работы, с места жительства, и в дальнейшем их предоставить в материал на арест.

    В дальнейшем после задержания Доверителя, даю указание супруге Доверителя  в срочном порядке ( у нас было по факту менее 48 часов)  собрать любыми способами свежие выписки из ЕГРН на объекты недвижимости находящиеся в собственности Доверителя, произвести их оценку (стоит отметить, что полноценное экспертное заключение в столь сжатые сроки составить не было возможности, оценщики ограничились только справками о рыночной сто-имости объектов недвижимости).  

   В срочном порядке готовлю к судебному процессу ходатайство в суд, об избрании  в отно-шении Доверителя меры пресечения в виде залога, вносимого в виде одного из объектов недвижимого имущества.  

  Итак впереди судебный процесс по рассмотрению ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Доверителя.

День 1, 06 марта 2021

 Выходной день. Работает дежурный судья и аппарат. Настроения особого у участников процесса нет.

До процесса знакомлюсь с материалами следователя. Материал так и есть, «сырой». Ни медицинских документов, ни всех характеристик, ни доказательств того, что Доверитель находясь на свободе продолжит заниматься преступной деятельностью либо воспрепятствует следствию и суду, либо будет угрожать свидетелям.

 В начавшемся процессе после доводов следователя, заявляю письменное ходатайство с приложениями документов о наличии недвижимого имущества у Доверителя, с ее оценкой. Прошу суд следователю отказать, и применить меру пресечения в виде залога недвижимого имущества Доверителя.

 По доброй традиции, выдаю «триаду» из вышеизложенного 41 Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2013 г, о необоснованности ходатайства следователя и недоказанности доводов в них изложенных.

Суд объявляет перерыв  на изучение документов представленные защитой.

После перерыва, прокурор просит следователю и защитнику отказать, и избрать в отноше-нии Доверителя домашний арест.

Суд продлевает срок задержания Доверителю на 72 часа и предлагает следователю пред-ставить дополнительные доказательства в обоснование заявленного ходатайства, мед. до-кументы о возможности содержания Доверителя под стражей, а защите предлагает предста-вить мнение иных лиц проживающих совместно с Доверителем, о возможности избрания домашнего ареста или залога.

День 2, 09 марта 2021

Начало процесса. Следствие не предоставляет дополнительных доказательств по материа-лу. Мною было заявлено ходатайство о приобщении к материалу  заявлений  от родственни-ков Доверителя о том, что они не против если по месту их проживания с Доверителем, в от-ношении последнего будет избран домашний арест, а также залог недвижимого имущества (хотя скажу, я до сих пор не согласен с судом, что данное обстоятельство при наличии у До-верителя единоличного права собственности на недвижимость играет существенную ключе-вую роль, от которой зависит исход в избрании домашнего ареста, тем более залога). На всякий случай (прямо УПК  не предусмотрено), мною была обеспечена явка вышеуказанных лиц, которые написали заявления в суд, для подтверждения написанного, о чем было сооб-щено суду.

Позиции сторон остались без изменения, следователь просит арестовать, защитник просит залог, прокурор просит домашний арест.

В итоге Суд решил всем отказать и постановил  выпустить Доверителя из под стражи в зале суда.

Приятно. Если ознакомится с судебным актом мы видим, что суд все же ссылается на 41 По-становление Пленума ВС РФ от 19.12.2013 г,  приходя к выводу о том, что сама по себе тя-жесть предъявленного обвинения, в данном случае, не играет существенной роли при ре-шении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу,  при обстоя-тельстве  отсутствия доказательств со стороны следствия о продолжении преступной дея-тельности либо воспрепятствованию следствию либо суду со стороны Доверителя, наличие у Доверителя положительных характеристик и стойких социальных связей, отсутствие судимости. Немаловажным явилось и отсутствие сведений  в материале о возможности пребывания Доверителя под стражей по медицинским показаниям. Судебный акт вступил в законную силу, ни следствием, ни прокуратурой не обжаловался. Доверитель находится под подпиской о невыезде.

Благодарю за внимание!



Верховный суд РФ указал, на обязанность продавца вернуть деньги, если программное обеспечение проданного товара перестало работать.


Верховный Суд опубликовал Определение от 15 декабря по делу № 46-КГ20-19-К6 о потребительском споре касательно фирменных гаджетов, использование которых стало невозможным из-за перехода производителя на новое программное обеспечение.

В 2015–2016 гг.  Татьяна Ш.  для личного и семейного пользования купила в разных фирменных магазинах «Адидас» смарт-часы вместе с зарядным устройством, два фитнес-браслета и пульсометр. Впоследствии женщина обратилась в суд с иском к ООО «Адидас» о защите прав потребителя. В обоснование своих требований истица отметила, что 31 декабря 2018 г. был закрыт онлайн-сервис Adidas miCоach, без которого приобретенные ею устройства перестали нормально функционировать. В связи с этим она просила взыскать с ответчика более  362 тыс. руб., в том числе стоимость устройств, неустойку, штраф и компенсацию морального вреда. В ходе судебного разбирательства было установлено, что купленные гаджеты могли выполнять свои функции только в период поддержки производителем онлайн-сервиса. После его отключения часы, фитнес-браслеты и пульсометр стали не пригодны для использования в соответствии с целями, для которых они были приобретены, т.е. для учета и контроля физической нагрузки и выполняемых тренировок. Восстановить работу сервиса не представлялось возможным, поскольку производитель товаров «Адидас» перешел на использование иного программного обеспечения. Суды отказали в удовлетворении иска со ссылкой на п. 6 ст. 19 Закона о защите прав потребителей, который, в частности, предусматривает возможность отказа от товара в случае, если изготовителем не было удовлетворено требование о безвозмездном устранении возникших в товаре недостатков или если потребитель докажет, что недостатки возникли до передачи ему товара или по причинам, возникшим до этого момента. В соответствии с буквальным толкованием указанной нормы суды сочли, что потребителем не подтвержден факт  прекращения работы онлайн-сервиса после приобретения устройств. Кроме того,  истица не обращалась с требованием к изготовителю о безвозмездном устранении проблем с ПО. Также  суды в обоснование отказа указали, что Татьяна Ш. не доказала, когда, где и по какой цене приобрела спорные устройства. Рассмотрев кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам ВС обратила внимание на то, что на момент обращения в суд гарантийный срок на спорные гаджеты истек, а сам срок их службы установлен не был. При этом Судом отмечено, что качественным следует признать такой товар, который на протяжении всего срока службы может использоваться в соответствии с конкретными целями, для которых он приобретался. В частности, должна быть гарантирована работоспособность ПО, используемого в технически сложном товаре, например операционной системы, которая служит для обеспечения его функционирования. Поскольку устранить возникший недостаток товара не представлялось возможным, так как производитель перешел на использование иного ПО, что следует из экспертного заключения, такой недостаток надлежало признать неустранимым и по аналогии применить п. 6 ст. 19 Закона о защите прав потребителей в качестве последствий нарушения требований ст. 6 этого закона. Согласно данной норме,  в случае выявления существенных недостатков товара потребитель вправе предъявить требование о безвозмездном их устранении, если докажет, что они возникли до передачи товара потребителю или по причинам, возникшим до этого момента. Такое требование может быть предъявлено, если недостатки товара обнаружены по истечении 2 лет со дня передачи товара потребителю, в период установленного на товар срока службы или в течение 10 лет со дня передачи товара потребителю в случае отсутствия срока службы. «Применяя указанную норму по аналогии, с учетом положений ст. 6 Закона о защите прав потребителей, суд в качестве юридически значимых должен был установить следующие обстоятельства: утрачена ли возможность использования товаров в течение 10 лет со дня передачи товаров потребителю в связи с необеспечением технического обслуживания товаров, а также возникли ли недостатки в указанный период. При этом установление того обстоятельства, что недостаток возник до передачи товара потребителю, не требовалось», – отмечено в определении. Кроме того, Верховный Суд также не согласился с обоснованностью отказа в иске по тем причинам, что истица не обратилась к ответчику с требованием о безвозмездном устранении недостатков, связанных с отказом производителя поддерживать конкретный онлайн-сервис. ВС РФ указал,  что нижестоящие суды не учли, что согласно информации от ответчика и заключению эксперта ранее использовавшееся ПО было заменено другим и восстановление его функционирования не представляется возможным, т.е. недостаток товара является неустранимым. «Также нельзя согласиться с позицией судов о том, что непредставление истицей сведений о месте и цене приобретения спорных устройств является основанием к отказу в иске. В соответствии с  п. 5 ст. 18 Закона о защите прав потребителей отсутствие у потребителя кассового или товарного чека либо иного документа, удостоверяющего факт и условия покупки товара, не является основанием для отказа в удовлетворении его требований. Кроме того, по настоящему делу заключение эксперта содержит данные о дате изготовления товара и цене товара. В свою очередь ответчик подтвердил, что производителем товара является “Адидас”», – подчеркнул ВС, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и направив дело на новое рассмотрение в областной суд.





Ответственность гендиректора по долгам ликвидированного общества

Верховный Суд  РФ в Определении  от 22.12.2020 N 66-КГ20-10-К8 дал разъяснение, когда кредитор не может потребовать долг ликвидированного юрлица с его гендиректора.

Задолженность общества перед учреждением установлена вступившим в законную силу решением суда. По решению регистрирующего органа общество ликвидировали как недействующее. Долг оно так и не вернуло. Учреждение потребовало привлечь гендиректора общества к субсидиарной ответственности.  По мнению  учреждения, основанием для этого являлось то, что гендиректор не принял мер для выплаты: не подал заявление о банкротстве общества, не оспорил его исключение из ЕГРЮЛ.

Суды первой и второй инстанции иск удовлетворили. Суды сделали выводы, что своим бездействием гендиректор причинил учреждению вред в размере не выплаченной обществом задолженности.

ВС РФ с нижестоящими инстанциями не согласился и отправил дело на новое рассмотрение. Ликвидация общества не связана с его несостоятельностью. Поэтому банкротное требование о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности применять нельзя. Исключение общества из ЕГРЮЛ по решению налоговой само по себе не свидетельствует о виновности гендиректора. Недобросовестность его действий не доказана.


My.dom.gosuslugi.ru открывает новые возможности и удобства для собственников МКД.

Правительство утвердило поправки к положению о Едином портале госуслуг (Постановление Правительства РФ от 16.01.2021 N 9). Разработан и начинает работу сервис по заочному проведению общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме. С помощью нового сервиса собственники МКД смогут получать информацию и производить следующие действия:

- узнавать о проведении собрания;

- выносить вопросы на голосование (это право дадут и управляющим компаниям);

- принимать решения;

- знакомиться с итогами собрания и его протоколом.

Полный спектр возможностей представят в мобильном приложении "Госуслуги.Дом". Его хотят выпустить уже в этом квартале. 

Нововведения упростят решение общедомовых проблем и сократят личные контакты.

Изъятие заложенного автомобиля после перепродажи, позиция Верховного Суда РФ.


В Определении ВС РФ от 15.12.2020 N 74-КГ20-5-К9, 2-8260/2019  Верховный Суд высказался о случае возврата заложенного автомобиля банку, даже после его перепродажи новому собственнику. 

Ситуация: Гражданин не вернул банку кредит. Суд обратил взыскание на заложенный автомобиль. После этого должник продал это имущество третьему лицу. Он использовал дубликат техпаспорта, где не было отметки о залоге. Банк потребовал обратить взыскание на тот же автомобиль у нового владельца.

Суды банку отказали. Покупатель не знал о залоге. Он не мог проверить это в реестре уведомлений о залоге движимого имущества, так как там не был указан VIN-код автомобиля.

ВС РФ с позицией нижестоящих судов не согласился и отправил дело на новое рассмотрение. Информация о залоге размещена в реестре на сайте Федеральной Нотариальной Палаты. Покупатель мог узнать о залоге без VIN-кода по номеру рамы (шасси) и двигателя и получить у нотариуса выписку из реестра уведомлений.

Кроме того, суды не учли следующее: на момент продажи уже было принято решение об обращении взыскания на автомобиль в пользу банка. Гражданин не мог распоряжаться им.

Владелец сайта -пособник пиратов или информационный посредник ?

Примечательное дело было рассмотрено Верховным судом РФ (Определение Верховного Суда РФ от 01.12.2020 № 5 -КГ20-96-К2).

Телекомпания обнаружила в Интернете свои видеоматериалы. Она потребовала от владельца сайта, в частности, прекратить создавать техусловия для размещения чужих телепередач (стриминга). Ответчик пояснил, что является информационным посредником, а материалы на сайте разместили пользователи. После обнаружения спорных телепередач он сразу же их удалил, а пользователей бессрочно заблокировал.

Суды основное требование телекомпании поддержали: владелец сайта обеспечил незаконное размещение материалов без согласия истца.

ВС РФ с позицией нижестоящих инстанций не согласился. Владельца сайта признают информационным посредником, если он не участвовал в формировании размещенного материала, доходы от этого не получал. Его можно наказать только при наличии вины.

Поскольку суды не установили, в частности, кто являлся инициатором размещения спорных материалов и вносил ли владелец сайта изменения в них, дело отправлено на новое рассмотрение.

  • 1
  • 2